Павловск: пусть звучит музыка

Павловск: пусть звучит музыка
Павловский музыкальный воксал. Фото: tsarselo.ru

Можно сказать: «Мы живем в мире символов – мир символов живет в нас». Когда речь заходит о знаменитых пригородах Петербурга, возникают характерные образы и символы: произносим Петергоф и сразу вспоминаем фонтаны, Царское Село – это Екатерининский дворец, Лицей, Пушкин. Но есть у Петербурга особое место, которое в течение почти столетия ассоциировалось с уникальной русской культурной традицией – музыкой. Это Павловск.

По случаю рождения внука

Еще Екатерина II облюбовала эти места для отдыха и охоты. Звуки охотничьих рожков были первой музыкой в здешних лесах. Позже на 362 десятинах леса, подаренных Павлу Петровичу матерью по случаю рождения наследника престола, был воздвигнут дворцово-парковый ансамбль, который прославился не только как резиденция для «малого» двора, но еще и как музыкальный центр России. Император Павел I с супругой каждое лето «имели пребывание» в своих павловских «домиках».

Их окружали придворные дамы и фрейлины, камергеры и камерюнкеры, известные в аристократическом кругу любители искусств – Е. Нелидова, В. Аксакова, П. Волконский, Ф Голицын А. Мусин-Пушкин и многие другие. Они часто устраивали творческие вечера, приглашая талантливых музыкантов, актеров, чтецов. В Большом дворце находилось несколько клавишных инструментов. Особое пристрастие царская семья испытывала к любительскому театру. Три «павловские» оперы были поставлены Д. Бортнянским, а текст одной из постановок написали Г. Чернышев и А. Мусин-Пушкин.

Грандиозным представлением, затеянным вдовствующей императрицей Марией Федоровной в Розовом павильоне, стал праздник по случаю возвращения из Франции «победоносных войск» Александра I. Торжество состоялось вечером 27 июля 1814 года. В нем приняли участие оперные певцы, хор Певческой капеллы, в числе приглашенных лицеистов Царского Села был пятнадцатилетний А.С. Пушкин.

Благодаря меценатским и просветительским традициям, заложенным супругой Павла I Императрицей Марией Федоровной, Павловск занимает важнейшую позицию в российской культуре. Именно благодаря Марии Федоровне, еще при ее жизни в литературных и музыкальных салонах Павловска собирался цвет русской культуры: В. Жуковский, Н. Карамзин, И. Дмитриев, А. Тургенев, А. Оленин, И. Крылов, Ю. Нелединский-Мелецкий, К. Батюшков, Г. Державин, Б. Вяземский. Здесь творили композиторы Бортнянский, Львов, Титов, Кавос, Антониони. После смерти Императрицы заложенные ею традиции не угасли, а напротив получили новое развитие. Особенно укрепилось это положение, начиная с середины XIX века, благодаря великой славе первой русской общедоступной народной филармонии, основой для которой стало устройство первой в России железной дороги – Царскосельской.

Для выгоды железной дороги

Из Петербурга в Царское Село и Павловск

Новый вид транспорта не сразу приобрел популярность. Для повышения привлекательности путешествия в «обозе» в 300 футов длины, управляемом «грозным исполином, дышащем пламенем, дымом и кипячими брызгами», был построен Павловский музыкальный вокзал. В то время он назывался «воксал».

Павловский вокзал не сразу стал ассоциироваться с музыкой. Сперва никто не предавал серьезного значения концертам. Функции оркестра ограничивались исполнением легких приятных композиций в обед и по вечерам. Многое изменилось, когда Правление Царскосельской дороги пригласило Й. Германа. Прусский скрипач, дирижер и композитор танцевальной музыки прибыл в Петербург в декабре 1838 года. Он сменил первого гастролирующего дирижера в Павловске – Йозефа Лабицкого. Корреспондент «Северной пчелы» отмечал: «На отъезд Лабицкого возвратился из Москвы Герман и уже с прошедшего воскресенья возобновил свои концерты». Дирижер давал концерты несколько сезонов подряд – до 1844 года.

С приходом Германа качество концертов изменилось: играла не только «садовая» музыка, но и серьезные произведения зарубежных и отечественных композиторов. В 1843 году в «Листке для светских людей» появилась статья Ольги П., где она писала: «… вот Герман возвестил, что по четвергам будут исполнять симфонии Бетховена и фуги Моцарта, и с тех пор в этот день съезжается в Павловск столько публики, что сад, отведенный для воксала, едва вмещает в себя плотную массу гуляющих. В один из последних четвергов по железной дороге приехало в Павловск до 3000 пассажиров».

Деятельность Германа в Павловском вокзале открыла новую эпоху в развлекательной «легкой» русской музыке. Перестав быть украшением великокняжеского двора, она вышла в сад, где ее могли слышать уже не десятки, а сотни людей. После отъезда Германа в «Санкт-Петербургских Ведомостях» в 1865 году вспоминал Иван Любич: «Петербург положительно отставал от Европы. Герман пополнил этот пробел, сделал ту великую реформу, благодаря которой ныне никакой город с Петербургом, насчет развития общественной деятельности летом поспорить не может. Герман, Герман – великое имя».

Время Иогана Штрауса

Заданную Германом традицию исполнения не только легкой, но и серьезной музыки продолжали и другие дирижеры. Даже блистательный Иоган Штраус, ставший для павловской публики Иваном Страусом, с удовольствием исполнял на своих концертах произведения И.С. Баха, Моцарта, Бетховена, Вагнера. Из произведений русских композиторов большое внимание Штраус уделял творчеству М.И. Глинки. Глинкинские вечера стали своего рода традицией в последние павловские сезоны Штрауса.

В Павловский музыкальный вокзал стекались все лучшие и популярные произведения и музыканты. Здесь исполнялись произведения не только любимого павловской публикой Глинки, но и Даргомыжского, Серова, Чайковского, Рубинштейна. По-прежнему слушателю предлагались и произведения известных немецких, итальянских и французских композиторов. Считалось недопустимым пропустить Павловские сезоны: «Не быть на открытии сезонов Павловска — все равно, что все лето без галстука проходить», — так писал обозреватель одной из столичных газет в 1909 г.

От симфонии до «Марсельезы»

Революция, прервавшая многие традиции, не помешала музыкальному развитию Павловска. 2 июня 1918 года сезон открылся «Марсельезой», которую оркестр под управлением Малько сыграл стоя; при первых звуках этой боевой песни-гимна, ставшей символом свободы обновленной революцией России, поднялись с мест и переполнявшие зал слушатели.

Новым руководством были разработаны репертуарные планы, намечены симфонические концерты, музыкальные вечера, камерные и сольные концерты. В 1919 году впервые было уделено серьезное значение детским музыкальным концертам. Так появились «Детские утра». Несмотря на отсутствие достаточного методического материала и репертуара, «Утра» имели большой успех. И вместо намеченных сначала двух в месяц их стали устраивать каждое воскресенье. Работа с детьми в области музыки, как и многие музыкальные традиции, также начиналась и развивалась на сцене Павловского музыкального вокзала.

До 1941 года в популярном пригороде Ленинграда регулярно устраивались концерты. Музыкальные сезоны удачно объединяли и произведения развлекательного жанра, и серьезную музыку. И только начало Великой Отечественной войны прервало блистательную историю Павловского музыкального вокзала. Здание было полностью уничтожено и до сих пор не восстановлено. Однако музыка осталась в парке. После войны здесь по-прежнему организовывались концерты. И в настоящее время в залах и павильонах всемирно известного дворцово-паркового ансамбля можно услышать музыку.

А история Павловского музыкального вокзала еще не закончена. Не раз поднимался вопрос о необходимости восстановления утраченного объекта. Ценность Павловского музыкального вокзала заключается не только в его функциональном значении как станционного сооружения, но прежде всего в формировании традиций музыкальной жизни, притяжении лучших исполнителей и композиторов, утверждении России центром мировой культуры. Возможно, в скором времени такой проект будет реализован. И тогда на возродившемся музыкальном вокзале в Павловске вновь зазвучит музыка.