Опубликованы редкие фотографии балерины Ольги Спесивцевой

all-photo.ru

Альбом о трагической судьбе балерины, которую на Западе называли Красной Жизелью, в Петербурге решили издать после того, как в редакцию попала рукопись родственницы Спесивцевой, передает НТВ.

Ольга Александровна была лучшей исполнительницей партии Жизели. Театроведы говорят, что она на долгие годы вперед определила уникальный стиль исполнения. К сожалению, этот балетный номер стал для нее причиной душевной болезни. Много лет Спесивцева провела в психиатрической клинике.

В альбоме опубликованы редкие фото из семейного архива. По снимкам хорошего качества любители балета смогут оценить, то, о чем так часто говорили критики, — фантастическую пластику балерины и ее бездонные глаза.

Новый альбом о жизни и творчестве балерины Спесивцевой издан благотворительным фондом «Мир книжной культуры». Подобные акции проводятся в память о Дмитрии Лихачёве, который высказывал идею такой работы. Сегодня для библиотек, школ и вузов передано уже 133 тысячи книг.

СПРАВКА: Спесивцева пришла в Мариинский театр накануне Первой мировой войны, пишет сайт persona.rin.ru. Ее декадансная сумеречная внешность идеально вписалась в эпоху между двумя революциями. Ее коронной ролью стала Жизель. Говорили, что Спесивцева, которую связывали близкие отношения с выдающимся критиком А. Л. Волынским, относилась к своему искусству как к религии. Она шла на сцену как в храм, готовая к жертве.

Париж она покорила еще в 1916 году, выступив с Русским балетом Сергея Дягилева. С его труппой уехала за океан на гастроли в Америку, танцевала с Нижинским «Видение розы» и «Сильфиды». Ее постоянным пристанищем стал Париж. Прима-балерина Мариинки окончательно порвала с родиной в 1923 году, но страшный сон кровавых событий революционного переворота в Петрограде, вакханалия террора и цинизма, поколебавшая незыблемые подмостки императорской сцены, преследовали ее всю жизнь. Она просыпалась от кошмаров: ей снились наемные убийцы, озверелые матросы, чекисты с пистолетом на боку, руководившие искусством.

Жизнь Ольги Спесивцевой за рубежом окружена тайнами и загадками, пишет журнал «Балет». И одна из них – история её возвращения (вернее – не возвращения) на Родину, в Россию. Она всю жизнь считала себя её гражданкой. И когда ей предложили поменять подданство, ответила: «Я русская, и подданства другого не приму». Даже двадцать лет, которые она провела в психиатрической клинике, не изменили её желания – вернуться в Россию, воссоединиться с родными.

Письма сестры Ольги Спесивцевой – Зинаиды Папкович-Спесивцевой – это часть той тяжёлой драмы, которая разыгралась тогда – в 50-х – 60-х годах вокруг великой балерины, вокруг её желания приехать домой, к сестре и брату. Зинаида Папкович-Спесивцева в течение долгих лет боролась с равнодушием официальных инстанций, добиваясь разрешения для своей сестры воссоединиться в России с родными. Но хлопоты терпят неудачу. Неудачу ли? Ведь надежда (хоть и неосуществившаяся) привела к улучшению состояния балерины, вернула её к нормальной жизни. И остаток жизни она провела на ферме под Нью-Йорком, которую создала дочь Льва Толстого – Александра Львовна. «Хожу в церковь, со службой утихает тоска», – писала Ольга Спесивцева сестре.

Последние годы Спесивцева провела в пансионате Фонда Льва Толстого, организованном дочерью писателя Александрой Толстой для одиноких соотечественников. Спесивцева скончалась там в 1991 году, 94 лет, успев сняться в документальном фильме: она надевает кокетливую шляпку и идет в православную церковь к службе, а потом рассказывает и даже показывает танцевальные движения.