Для «Новой Голландии» вновь ищут инвестора

Как заметил генеральный директор архитектурной студии Вениамин Фабрицкий, Новая Голландия ошибок не прощает. И как только на ее территории начинают делать что-то не так, она «уплывает из рук» победителя. На этот раз в своей беспомощности «укротить» Новую Голландию был вынужден расписаться предыдущий инвестор — Шалва Чигиринский. Вениамин Фабрицкий утверждает, что ситуация с этим красивейшим островом Петербурга печальна еще и потому, что к Новой Голландии почему-то относятся как к «острову сокровищ». Во время проведения конкурсов на первое место ставятся инвестиции, а уже на второе — архитектура, пишет ШАНС.ру.

Фото: ИА «Росбалт»

Невосполнимые потери Если сосчитать те потери, которые уже понесла Новая Голландия за время своей «реновации», то список окажется большим. По мнению бывшего зампреда КГИОП Бориса Кирикова, в ходе реконструкции Новой Голландии, начавшейся в 2005 году, были ошибочно снесены Опытовый бассейн кораблестроителя Крылова и здание радиостанции времен Первой Мировой войны, откуда большевики в 1917 году провозгласили свою победу.

У бывшего координатора проекта ООО «Новая Голландия» Дмитрия Хайковича свое досье допущенных нарушений. По его словам, за забором, которым сегодня окружен этот памятник архитектуры, происходят странные, с точки зрения профессиональных строителей, вещи. Так, инвестор проекта в нарушение предписаний КГИОП (без проведения работ по усилению стен) произвел демонтаж перекрытий и временных перегородок в амбарных корпусах. Работы проводились без всяких расчетов и схем под видом очистки острова от мусора. «В результате в некоторых местах стены стали попросту «складываться», появилось две трещины на углу со стороны Крюкова и Адмиралтейского каналов, которые закрепили «на скорую руку». На это не было обращено никакого внимания в ходе проверок», — рассказал Дмитрий Хайкович. По его словам, сегодня даже трудно сказать, сколько еще могут простоять стены Новой Голландии. И если сегодня провести экспертизу, то наверняка выяснится, что часть корпусов Новой Голландии уже находится в аварийном состоянии или близка к этому. Это значит, что конструкции могут рухнуть в любой момент. Все зависит только от предела прочности кирпичной кладки стен.

Напомним, что территорию единственного в Санкт-Петербурге искусственного острова планировалось превратить в многофункциональный центр общей площадью 190 тыс. кв. м.

Варварский демонтаж

Криминальным можно назвать варварский демонтаж на острове огромных деревянных перекрытий из сибирского кедра и уникальной двухсотлетней лестницы из лиственницы в корпусе 15. «Этот уникальный материал, судя по всему, был либо утилизирован, либо попал к кому-нибудь на дачу», — считает Дмитрий Хайкович. Кроме того, по утверждению эксперта, когда строители пришли в Новую Голландию, то в корпусах было обнаружено огромное количество реквизита, принадлежащего «Ленфильму». Среди этого богатства, например, был огромный деревянный орел высотой полтора метра, также под крышей этого исторического памятника хранилось обмундирование военной поры, фюзеляж самолета… Сегодня все это тоже безвозвратно потеряно — скорее всего, вывезено на одну из ближайших свалок.

Старожилы вспоминают, что, когда они приходили в Новую Голландию, их поражала безупречно ровная булыжная мостовая вокруг Опытового бассейна — круглые камешки одинакового диаметра были мастерски подобраны один к другому. Сегодня от булыжного мощения не осталось и следа. Мостовая варварски разрушена, часть камней куда-то вывезена. А часть оказалась засыпанной грунтом.

Нужен инвестор-созидатель

Между тем, как только в нашем городе были приняты новые правила землепользования и застройки, Новая Голландия попала в охранную зону. А это значит, что неясны дальнейшие действия — можно ли строить там новодел или придется ломать то, что уже успели построить.

По словам главного архитектора Петербурга Юрия Митюрева, в настоящее время на уровне администрации Санкт-Петербурга и Росохранимущества ведется бурная дискуссия по этому поводу. «Будучи архитектором, я полностью согласен с эмоциональными высказываниями о том, что перестраивать Новую Голландию недопустимо. Но это место постепенно разрушается, сегодня требуется очень большой объем реставрационных работ», — заявил он. Юрий Митюрев также пообещал, что те исторические памятники, которые остались на этом острове, будут сохранены в обязательном порядке. А то новое строительство, которое все-таки будут вести на острове, должно быть максимально корректным. Впрочем, какой же в итоге станет Новая Голландия, будет решать уже новый победитель инвестиционного конкурса. Остается надеяться, что он сделает определенные выводы из ошибок предыдущих инвесторов и не будет больше ничего разрушать.

СПРАВКА: Новая Голландия — уникальный памятник промышленной архитектуры раннего классицизма. Искусственный, треугольный в плане остров площадью 7,6 га, образованный Мойкой и прорытыми по судостроительным надобностям Крюковым и Адмиралтейским каналами, возник в районе верфей в Петровскую эпоху и тогда же получил название Новая Голландия.

В 1730-х годах здесь построили деревянные склады для сушки и хранения корабельного леса, а в 1765-1780 годах их заменили каменными. В основу складского комплекса, окружающего остров по периметру, был положен проект выдающегося мастера елизаветинского барокко Саввы Чевакинского: ему, в частности, принадлежала новаторская идея сушить лес стоймя, а не в штабелях, что предохраняло дерево от гниения, отсюда и оригинальная, авангардная для XVIII века конструкция зданий.

Отделку фасадов поручили знаменитому архитектору-классицисту Жану Батисту Валлен-Деламоту. Им спроектирована и самая известная часть ансамбля — переброшенная над входом в канал, соединяющий бассейн (ковш) в центре острова с Мойкой, гигантская кирпичная арка с тосканскими колоннами. В 1820-е годы по проекту Александра Штауберта на западной стрелке острова было построено кольцеобразное в плане здание морской тюрьмы, которое автор называл арестантской башней, а в народе прозвали «бутылкой». Рядом с ней в середине XIX века по проекту военного инженера Пасыпкина выстроили кирпичную кузницу. В 1893-м в северной части острова устроили опытовый бассейн, который использовал для своих экспериментов выдающийся кораблестроитель Алексей Крылов. В годы Первой мировой в Новой Голландии оборудовали самую мощную на тот момент в России радиостанцию морского штаба, прославившуюся в том числе и тем, что с ее помощью в ноябре 1917-го большевики вели информационную войну с генералом Красновым. В советское время Новая Голландия была закрытой зоной, на ее территории располагались склады Ленинградской военно-морской базы.